пятница, 23 июля 2021 г.

Бригада алкоголиков на выезде

 От 23 марта 2020 года

Кризис 2008 года заставил нашу бригаду искать заработки за пределами города. Впрочем, ничего необычного для строителей в этом не было - рядовой, рабочий момент.

 фото "яндекс-картинки"
фото "яндекс-картинки"

Старый КАвЗ трясся по Киевскому шоссе в сторону Брянска. Почему трясся? Да просто потому, что это кавзик. Судьба у него такая, трястись, скрипеть и дребезжать, тем более, что лет он достиг вполне преклонных. Вместе с автобусом, подпрыгивали на жёстких "колхозных" сиденьях, с маленькими спинками, десяток работяг-каменщиков во главе с прорабом. У всех, включая старшего, вид был сонный, зябкий и крайне недовольный. Понедельник!

Ехали мы уже не в первый раз, процесс знаком, вместе со всеми остановками, продолжительностью дороги и тем, что встретит нас на финише. Кто-то дремал, пытаясь добрать последние спокойные часы, а кто-то...

-Лёх! - Меня легко толкнули в бок и в проходе появилась рука с полным стаканом. - Водочку будешь?

-Издеваешься что ли? Утро раннее, едем на объект, неделя только начинается, а ты мне уже водку суёшь? - Чем больше говорил, тем красней от возмущения становилось лицо Ивана, кореша и , по совместительству, коллеги, предложившего выпить. - Конечно буду!

-Задолбал, *ля! - Буркнул в ответ Ванька.

Водка провалилась жадно, другого слова не подобрать. Уезжали на работу мы каждую неделю на пять дней. Как водится, пили, но возвратившись с деньгами приходилось сдерживаться, проводя выходные с семьёй, путешествуя по магазинам в поисках всяких непонятных женских финтифлюшек и детских вещей. Два дня терпения, зато с понедельника начинали отрываться прямо в автобусе.

Кстати... Прораб наш не исключение. - Вань! Серёге налил? - Я стрельнул взглядом в сторону начальства. Кореш хмыкнул.

- Хе! Предлагал. У него очередной заскок. Типа завязал.

-Нда. Желание похвальное, но каждый раз одно и тоже. - Мы засмеялись. На самом деле, понять нашего прораба можно. Пить при подчинённых и уж тем более с ними, последнее дело, но так уж сложилось с самого начала, что слишком многое этому способствовало.

В том году, ежегодный зимний застой в нашей профессии наложился на общий кризис, и найти нормальную работу в городе стало почти нереально. До того, чтобы отправится в очередной раз играть в столичную "строительную лотерею", где платят через раз, мы ещё не дошли, но уже подумывали об этом, когда неожиданно получили предложение поучаствовать в возрождении окраин области. Посовещались и сначала поехали втроём, на разведку. Прибыв на место, коим оказался небольшой районный городок, обнаружили полнейшее запустение. Серые, безликие дома и мрачные, молчаливые жители, бредущие куда-то по своим делам с таким видом, как будто на плечах у каждого лежит увесистый мешок цемента.

Тоска и полная безнадёга, вот что пришло в голову при первом же взгляде на аборигенов. И если до этого считал, что в нашем городе довольно сложная жизнь для простого работяги, тут сразу стало ясно, вот он - настоящий трындец. Градообразующее предприятие, какой-то там шарико-подшипниковый завод, развалился, и к городку подкрался полярный пушной зверёк. Все, кто мог, уехали. Кто не мог, тоже уехали. Остались только те, кто отправил на заработки родственников и теперь просто ждёт. Ждёт, когда приедет кормилец. В свободное время продавая и перепродавая всем городком по кругу, одно и то же.

И вот! Маленький кусочек областных денег, неведомо какими путями занесло в этот "затерянный мир", удивив и всколыхнув местных похлеще инопланетного вторжения, поскольку цивилизация для них была ничуть не ближе, чем Альфа Центавра, из разряда сказок про "где-то там, далеко".

Местный мэр... Да, у них был мэр. Нет, не так - Мэр! Так вот, Мэр решил, что потратить Деньги надо на Стройку и решил построить Дом! Но, как оказалось, строить Дом некому, потому, что все, кто мог это сделать, давно уехали. И тогда, Мэр решил нанять строителей.

Приехав в первый раз мы застали на объекте растерянного прораба, пытавшегося командовать группой наших коллег, спустившихся с гор, безуспешно преодолевая языковой барьер и некоторые профессиональные разногласия. Как оказалось, кирпичные здания они никогда не строили и до этого имели дело лишь с домиками из "туфа", что несколько не то. Даже совсем не то.

Надо было показать себя, узнать объект, да и вообще провентилировать ситуацию, что к чему, поэтому хряпнув по сто грамм, чтоб кровь заиграла и сердце улыбнулось, мы за день, втроём, шутя перебили рекорд выработки всей бригады "туфоукладчиков", при этом умудрившись с ними не рассориться, а даже проведя пару мастерклассов для любопытствующих.

Моментально сориентировавшийся прораб, тут же отзвонился подрядчику, пересказал события и поставил перед нами вопрос ребром - есть ли у нас ещё люди? Если есть, то весь объект наш, остальных уволят. Мы не растерялись и выдвинули встречные условия - оплата каждую пятницу. Безо всяких проволочек, отговорок, авансов, задержек. Каждую пятницу обсчитываем сделанное, тут же, на месте, получаем деньги по факту и нас везут на выходные. Никаких продлённых дней, рабочих выходных, лишних проверок, задержек с поставками... Условия мы выдвинули дикие и наглые, но прокатило. Потому как выхода у подрядчика не было. Не едет никто из специалистов в такую дыру.

Неделю хорошенько потрудившись и получив солидные, даже для летнего сезона, не говоря уж о зиме, деньги, мы отправились на выходные. В понедельник ехали на работу уже в полном составе.

Свернув с трассы и недолго попрыгав на ухабах добрались до точки назначения. Поселили нас в подвале какого-то общежития, довольно мрачном и холодном настолько, что несмотря на постоянно работающие обогреватели пар шёл изо рта, стоило выйти из отгороженной полиэтиленом комнаты в коридор. Походная кухонная утварь, собранная за годы похожих поездок, давно имелась в наличии, так что устроились с относительным комфортом, бывало и хуже.

Пока переоделись, наш неофициальный повар Ванька, любитель похлопотать с кухней, уже разлил по стаканам и пригласил "к столу".

-Николаич! - Позвал я прораба. - Хорош х**нёй страдать! Иди опохмелись!

Тот подошёл, всем видом показывая внутреннюю борьбу. - Ну если разок только. Перебрал вчера.

-Угу. Конечно, разок. Работы полно. - Согласился я в который раз, поскольку такие слова слышал постоянно. Мучает человека совесть, что уж - бывает.

Ванька расстарался на славу! Нарезанные колбаса и сыр, маринованные корнишоны, солёные грузди... Чего только нет! Даже на работу жалко идти. Выпили молча, не утруждаясь пустым сотрясением воздуха тостами. Ни к чему это. Покурили, выпили по второй и пошли на выход.

-Вань! Запиши по дороге на нас полкило водочки в магазине, потом занесу деньги, а то надо на объект идти. И на зуб прихвати чего-нибудь. Хорошо?

-Ладно. - Нехотя согласился кореш. Но выпить с собой взять надо, понимает, поэтому возражать не стал. По пути отсеялся в магазин, растворившись в утренних, сонных дворах. В долг нам везде записывали легко и, что странно, с самого первого дня. Кто мы такие, все знали ещё до нашего прибытия, Строители со Стройки, большего местным было не нужно. Записали лишь сумму и потом всю неделю дописывали и дописывали, без лишних вопросов. И чуть ли не с первого дня стали приходить "добровольцы". Как оказалось, в городке ещё живёт полным-полно мужичков. Инвалиды, психически проблемные, матёрые алкоголики и просто лентяи, которым трудно заставить себя выйти в мир, даже если не на что жить, все они потянулись к стройплощадке, надеясь урвать кусочек своей трудовой удачи у залётных областных.

Рабочий день прошёл почти обыденно. Пару раз посылали "гонца" в магазин и продолжали работу, отвлекаясь время от времени опрокинуть сто грамм, тут же, на поддоне с кирпичом, похрустев обледеневшими корнишонами. Лишь к вечеру случилось небольшое ЧП. Юра, один из самых опытных каменщиков в команде, не рассчитал дозу и перебрал водки, заставив нас, проработать дополнительный час, вырабатывая раствор. Самого его мы положили на деревянный поддон, чтобы не застудил чего-нибудь ненароком. В конце-концов он всё равно скатился в снег, но до окончания работы оставалось совсем немного, поэтому больше его не тревожили.

Наконец, доработали, попрятали инструмент кто-куда, особенно не стараясь, поскольку уже поняли, что здесь не воруют.

-Будите Юрика! Стемнело почти.

-Дохлый номер! - Андрюха, наш "молодой", безуспешно пытался растолкать 90-килограммовую сопящую тушку. Пришлось подойти помочь. Действительно - не разбудить. Только бубнит себе под нос, чтоб оставили в покое. Хм...

-Бери давай! Поднимем, а то замёрзнет совсем. Если расшевелим. ему холодно станет, очухается. Со мной на севере так было, пока лежал в снегу, тепло, хорошо, а как пошевелился, сразу зуб на зуб попадать перестал. - Я уже подхватив приятеля под руку и пытаясь поднять. Андрей помогал.

-Да что же такое! Поднажали! Давай! - Раздался треск рвущейся ткани. Да и Юра очнулся, зашевелился. Наконец утвердили его на ногах и оторопели - там, где минуту назад лежал наш приятель, осталась ледяная ямка, повторяющая форму тела, с торчащими ватными клоками, оставшимися от вмёрзшей в лёд телогрейки.

-Ну ты, Юра, силён! Ну ты... Только попробуй заболеть теперь! Надо тебе стакан срочно влить! - И мы двинули в общагу.

Там уже вовсю кипела жизнь. Вездесущий Ванька собирал стол, ещё один Иван бойко нарезал хлеб, а прораб занимал беседой двух молодых и довольно симпатичных девчонок, непонятным образом оказавшихся в нашей берлоге.

-Это кто? - тихонько спросил у Ваньки.

-По дороге познакомились. Слово за слово... Вот. - Недовольно пробурчал Иван. Недовольно потому, что к женщинам он относился нормально только до того момента, когда с ними не нужно было делиться водкой. Водку он жалел всегда, из-за чего часто отрубался раньше всех, торопясь выпить побольше, пока есть возможность. Жаден!

Стакан поднимался за стаканом, кто-то давно включил музыку, в воздухе витали клубы табачного дыма, когда одна из дам, хорошенько пьяная и уже в полуголом виде, взялась изображать стриптиз. То ли мы были непритязательной публикой, то ли она владела ситуацией, но даже я, примерный семьянин и абсолютно верный в браке, почувствовал, как восстаёт всё моё естество. Что уж говорить о парочке наших холостяков, у которых крышу унесло напрочь? - Девка успела лишь сдавленно пискнуть, когда Андрюшка молодецким рывком сгрёб её в охапку и отправился в спальник.

Вторая дама, слегка протрезвев, залезла себе за пазуху и вытащила смятый лист бумаги.

-Мальчики! Мы всё понимаем, конечно, но должна предупредить сразу, чтоб потом наездов не было. Мы обе на учёте по ВИЧ! - На застолье опустилась гробовая тишина.

-П*здишь!

-Ну, мальчики! Вот справка, у Маши такая-же есть. Мы то ничего, просто чтоб вы знали, а то неудобно как-то будет...

-Ах ты ж, сука! Пили, жрали, а теперь... Раньше нельзя было сказать? - Возмущению нашему не было предела. Развели как деревенских лохов! И что теперь? Навалять им? Так в чужом городе такое не прокатит, мигом накажут.

-Мы же просто посидеть зашли, кто же знал, что до такого дойдёт... - Продолжала она вешать нам лапшу на уши.

Прораб очнулся первым.

-Собирайтесь и у***вайте! Чтоб вас не видеть больше! - Девки перечить не стали, понимали видимо, что пьяные мужики могут и наплевать на последствия, наказать, а то и что похуже, прибьют да уедут. Собрались быстро-быстро и исчезли, лишь хлопнула дверь подвала.

-Нда...Поимели нас ушлые девки! - Сердито проговорил Андрюха.- И ведь наверняка соврали. Справку небось фельдшер выписал, местный.

На этом объекте мы проработали до новогодних праздников. Потом ударили лютые январские морозы и пользуясь простоем, начальство привычно разбазарило выделенные деньги. Стройка встала, уехали и мы. Что случилось дальше с этим домом, достроили ли его, не знаю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий