вторник, 13 июля 2021 г.

Братан, добавь монет, трубы горят

 Статья от 27 сентября 2019 года

В моём детстве, таких людей, которых знает весь район, было не много. Милиционер по имени Эрик, очень большой, сильный и добрый, натуральный "человек гора". Одна девочка, которая родила в шестнадцать лет. Когда она гуляла, с ребёнком в коляске, все на неё оглядывались и шептались. Был большой и очень толстый мужчина с бородой, про него все говорили, что это самый натуральный Поп. Тогда я не знал, что это такое, поэтому "Поп" для меня всегда был с большой буквы. Ещё была целая семья, которую знали все. Жили они в частном доме на окраине, и были они - АЛКАШИ!

Дети..Мы иногда бежали и подкрадывались к шаткой ограде их дома, чтобы подсмотреть, как они живут. Водили туда новеньких, только влившихся в стаю, чтобы они прошли испытание. Нужно было обозвать как-нибудь алкаша-отца. Это был риск, так любимый всеми мальчишками, поскольку если глава семейства АЛКАШЕЙ нас видел, то гонялся за нами с матом и злобными криками. В этой семье были дети. Много детей. Пять или десять, никто из нас никогда не мог их сосчитать. Пока росли мы, росли и они, но с какого-то возраста получалось так, что они опять становились мелкими, а подросшие куда-то пропадали. Средний возраст и количество этих детей были всегда приблизительно одинаковыми.

Можно сколько угодно ругать Советский Союз, но эти дети были единственными попрошайками в моём детстве, а их родители, единственными алкашами, которых было как-либо видно хотя бы по поведению.

История не стояла на месте. После развала СССР и наступления капитализма на улицах городов появились и его непременные атрибуты, такие как попрошайки. Как оказалось, существует великое множество вариантов выпрашивания денег.

Инвалиды всех мастей, катающиеся на колясках, обмотанные грязным бинтом, стучащие костылями.

Кормящие матери с младенцем и парочкой цепляющихся за юбки детишек.

Бабушки с иконами, свечами, молитвами и иногда, проклятьями.

У входа в магазин, в тамбуре или просто на улице, к нам часто могут подойти люди неопрятного вида, которые пованивая перегаром и немного суетясь, заискивающе попросят помочь им мелочью. Это отдельный тип попрошаек. Попробую объяснить своё видение этих людей, но для этого нужно снова немного уйти в историю.

Все, кто хорошо помнит девяностые, должны не забыть и определённый круг людей, которых ещё называли "гопники". Кто такой гопник? В период, когда огромная страна умирала, буйство криминала и беззаконие создали комфортную среду обитания для лиц, которых ещё Карл Маркс назвал "люмпен", то есть людей, по сути не приносящих обществу абсолютно никакой пользы. Попросту говоря - паразитов. Слишком трусливые для того, чтобы пойти по пути бандитизма и слишком ленивые для того, чтобы пойти дорогой труда, эти личности неожиданно получили свою нишу. Нишу, которая позволила существовать довольно сносно. Достаточная для мелкого воровства, грабежей и вымогательства наглость позволяла не работать, а природная трусливая хитрость - остаться безнаказанным.

Как и любая анархия, время девяностых довольно скоро закончилось. Время паразитов вышло. Они слишком ленивы и слабы для труда, трусливы для попытки измениться. Единственное, что у них осталось - это наглость. Эволюция гопника - это и есть тот попрошайка с заискивающей улыбкой, голос которого иногда нелепо срывается на старую требовательную ноту.

К такой болезни как "алкоголизм", эти люди имеют отношение такое же, как грязная лужа к океану. И в луже, и в океане, вода. И там и там она мокрая. Когда человек видит на улице алкоголика, он почему-то представляет себе именно "паразита", в то время как совершенно ничего не знает об этом человеке. Почему-то не думает о том, что алкоголизмом болели Эрнест Хемингуэй и Эдгар По, Ван Гог и Ломоносов..

Люди часто думают, что абсолютно все пьющие - падшие. Это не так. У алкоголиков тоже есть свои понятия гордости, справедливости, честности и наглости. Среднестатистический алкаш никогда не спросит у незнакомого прохожего денег. Он постарается занять у знакомого, продать что-либо, заложить, быстро подработать, но не украсть и не попросить.

У меня интересовались мнением по отношению к попрошайкам. Скажу так -

-Бабушкам, инвалидам, матерям с кучей детей никогда и ничего - не даю.(у меня есть бабушки соседки, которым я иногда хожу в магазин и аптеку, вкручиваю лампочки и тд. Нельзя объять необъятное)

-Наглым алкоголикам - никогда.

-Просящим нормально, но с запахом свежака, - никогда. Они уже поправились, а догнаться пусть ищут.

Просящим нормально и с сильно выраженным похмельем - могу дать мелочи, но по настроению и финансам в кармане.

Могу купить бутылку и сунуть похмельному человеку, если он ничего не просит, но видно, что того и гляди умрёт. Всегда помогу знакомому алкоголику, если он ещё не опохмелился, ведь уже несколько человек, которых я знал, умерли не дождавшись первой утренней стопки. И я прекрасно знаю то чувство, когда сидишь никому ненужный, трясёшься и думаешь о том, что было бы неплохо умереть быстрее. И ещё тебя мучает одна идиотская мысль - как бы, когда умрёшь, упасть половчее, чтобы никому не мозолить глаза и не мешать.

Пришлось подумать и решить для себя - как же я действительно отношусь к просящим деньги алкоголикам. Вывод довольно интересный - нормально отношусь. Если это действительно очень похмельный человек, то пусть ему повезёт. Если это наглый бывший гопник, то он сам себя уже наказал.

Как уже писал, сам я деньги никогда не просил, но чтобы этого не допустить, был постоянным клиентом сначала ломбардов, затем комиссионок и как итог, барыг. В дело шли диски с фильмами, телефоны, фотоаппарат, обручальное кольцо за ненадобностью. Барыге часто закладывал за водку водительские права, поскольку в запое они ни к чему. На них можно было пить долго и много. Знали, что всё равно выкуплю, как протрезвею.

Поэтому, хоть и не одобряю, но злости к просящим нет. Возможно именно сейчас и именно этому человеку сто грамм нужно для того, чтобы жить.




Комментариев нет:

Отправить комментарий