пятница, 16 июля 2021 г.

Будни алкоголика в психушке

Статья от 21 декабря 2019 года

Вторая неделя лечения в наркологическом отделении. Абстиненция давно уже не беспокоит и пора бы выписываться, но есть один небольшой нюанс - наркология находится при психбольнице, а отсюда так просто не выйти. Зайти гораздо проще, было бы желание, хотя можно и без него.

-Обхо-од! Все по палатам! Обхо-од! Быстро все по палата-ам! - крик дежурной медсестры расшевелил утреннее сонное отделение. В последний раз затянувшись, помахал рукой, разгоняя густое облако табачного дыма и двинул в палату.

Встали каждый возле своей кровати, ждём. Заходит зав отделением, пожилой, но всё ещё крепкий дядька, с ним старшая медсестра. Нас в палате всего пять человек, так что обход проходит быстро, доктору охота быстрее разобраться с делами и запереться в кабинете смотреть телевизор или чего он там делает, не знаю, может в ралли гоняет на компе.

Подходит к крайнему мужичку, которого только вчера перевели из смотровой*, первой палаты.-

-Как себя чувствуете?

-Нормально.

-Как спите?

-Нормально.

-Тревога, раздражение есть?

-Нет.

-Эссенциале колите?

-Да, начал. - мужик смотрит на доктора преданными глазами. В первый раз, видимо, здесь лежит. Ещё верит в лекарства и думает, что ему дадут волшебный пендель в трезвость. Наивный!

Врач идёт к следующему, спрашивает, простукивает пальцами по печени, потом подходит ко мне. -

-Как себя чувствуете?

-Нормально.

-Как спите?

-Нормально. - здесь всегда лучше отвечать так, жаловаться не стоит, себе дороже. Хоть это отделение и для алкоголиков, но психушка есть психушка, врач тут существо иного порядка, нежели в обычной больнице. Его лучше по пустякам не расстраивать.

Простучал мою многострадальную печёнку.

-Больша-ая! О-очень большая! На лазер ходите?

-Да, хожу.

-Эссенциале колите?

-Нет, не колю.

Заколебал своим эссенциале уже! Деньги что ли в ближайшей аптеке ему платят от продаж...

-Плохо! Очень плохо! -нахмурился врач.

-Денег нет на уколы, доктор. Были бы деньги, я бы к вам в больницу не попал. - отвечаю, стараясь иметь "вид бравый и придурковатый", следуя заветам Петра Великого.

-Как сказать...как сказать.- доктор сердито отмечает что-то у себя в блокноте и выходит из палаты.

-Фух...- как говориться, "можно оправиться и закурить".

-Завтра-ак! Идём на завтра-ак! - разнёсся зычный голос поварихи из окошка кухни, и народ сразу же потянулся к столовой.

-Лёха! Перец возьми, соль я взял. - Паша, товарищ по "семейке"**уже двинулся на запах. Любит человек поесть, что тут такого.

-У меня горчица есть.- Сергей, третий в нашей компании, тоже уже собрался в столовую, помахивая в руке тюбиком с горчицей.

-Это хорошо!- взяв перец, пошёл за ними. Стол наш никто не занимал, даже новенькие, которые только отошли от капельниц и пока плохо соображая, брякали свои задницы на любые свободные места. И сразу тянули загребущие руки к приправам и соли, как в какой-нибудь заводской столовой. Думают, что это сервис от минздрава. Ага - щас! Каждый таскает соль с собой, в кармане, у кого она есть, и делиться не очень любят. День-два, а дальше сам достать должен, если не хочешь есть пресную кашу. Не откажут, конечно, но придётся просить. А просить никто не любит.

Костяк "населения" отделения составляет рабочий класс, в основном строители и профессиональные водители, но попадаются и учителя, мелкие чиновники, продавцы, в общем люди хоть и не богатые, но просить не приучены изначально. Полностью конченные синяки или бродяги попадают сюда редко и в основном, случайно. Скорая помощь подберёт на улице потерявшего сознание, повезёт в больницу, а оттуда его сбагрят в психушку или белочка настигнет какого-нибудь бомжа в людном месте. Таких сразу можно отличить и по внешнему виду, и по поведению. В основном они целыми днями спят, налопавшись таблеток, как своих, так и чужих, поскольку никто в здравом уме их не глотает, выплёвывают после раздачи. Ведут себя обособленно, привыкнув во внешнем мире к всеобщему порицанию.

Поели, покурили втихаря, лежим валяем дурака. Это основное занятие между приёмами пищи. Есть ещё лазер, процедура по лечению печени и сосудов, но это пять минут времени. Иногда вызывает психолог. Хорошая вроде бы женщина, вот только с местом практики ей сильно не повезло. Не хотят алкоголики выкладывать свои "секреты", а то и матом могут обложить, если решат, что сойдёт без последствий. Некоммуникабельный народец, не современный. Считают лучшим психологом - стакан водки. Остальное от лукавого.

Дверь в палату открылась. Анна Павловна, или просто - Пална, медсестра. -

-Ребят! Кто тут нормальные? Пойдёмте,надо бабулю из двенашки на рентген отнести. Носилки возьмите!

Сходить за пределы корпуса это хорошо. Это развлечение. Не важно зачем, главное что-то иное, чем сидеть в четырёх стенах. Одеваем фуфайки с надписью хлоркой "10". Шапки и старые кирзачи по размеру. Топаем в двенашку. Двенадцатое отделение для стариков. Люди в старости часто начинают чудить. Зажгут дома газ и пойдут на улицу гулять, залезут в ванну полную кипятка, позабудут где живут и блуждают по улице целыми днями...

Бывает иначе. Запрутся дома и не открывают дверь родственникам, которые вот уже сколько лет ждут наследства. А то вдруг ещё и завещание перепишет на постороннего! Беда!

Или ютится молодая семья с бабкой или дедом в одной квартирке, тесновато, с детьми, а старые всё живут и живут. Никакого понимания ситуации!

Найти у стариков психическое расстройство, при должной настойчивости, не так уж и трудно. Заблудились ли на улице или воду не выключили, затопив себя и соседей, да и ночами плохо спят, подлечится надо бы...И везут их родственники в такие больницы "отдохнуть" на пару месяцев под хорошим присмотром. Возможно они не знают, что готовят своим старикам, или может быть лечение и правда требуется.

Когда мы прошли через комнату для свиданий в отделение, первое, что нас встретило был смрад. Бывает запах, бывает вонь, а бывает - смрад. Это был именно он. Вонь немытых тел, испражнений и одновременно с этим, завтрака в столовой. Сложный букет.

Недалеко от двери, прямо на полу сидела какая-то задумчивая бабулька. Рядом приличного размера лужа, от которой, прямо к бабке шёл мокрый след. Сопровождающая нас медсестра прошла мимо, не обращая никакого внимания на эту картину, из чего я сделал вывод, что это обычный рабочий момент. Прошли в палату, "наша" бабуля уже лежала приготовленной для путешествия в соседний корпус.

-Ой! Ребята! Ребята! Помогите! Тут бабку одну надо на другую кровать перекинуть, я ей бельё менять буду. - подлетела к нам радостно "местная" санитарка.

-Ну пошли.

Бабка оказалась огромной, под сто килограмм веса, почти голой, в старом, протёкшем подгузнике. С великим трудом мы перебросили её с кровати на кровать. Никаких эмоций при этом не последовало, видимо, была под лекарствами. Лишь мотнулась из стороны в сторону безвольная голова, и разъехались в стороны дряблые, отвисшие груди.

-Чёрт! Как давит на психику! Как тут можно находиться! - до этого мы думали, что тоскливо у нас, в алкоголичке, но это... это настоящий кошмар! Если Ад существует, то должен быть похож на этот ужас.

Бабушку на носилках мы вынесли из этого места молниеносно, лишь бы быстрее вдохнуть свежего воздуха. Пока шли до рентгеновского кабинета, она всё благодарила нас за помощь, рассказывала, что её дети совсем не приезжают и в конце горько заплакала. Смотреть на это, особенно после того, как побывали в отделении, было тяжко.

Пришлось немного постоять под лучами радиации в двух свинцовых халатах, придерживать её руками, поскольку бабуля всё никак не могла успокоиться, пыталась уползти с рентгеновского стола и хваталась за кабели установки. Потом отнесли её обратно, получили за помощь от медсестры половину пачки сигарет, самой ходовой валюты в психушке, и отправились лечиться дальше.

Комментариев нет:

Отправить комментарий